«Мы фактически вернулись к древнегреческому театру»: художественный руководитель театра-студии «KRUG_И» о спектакле Captum 21 и творческих экспериментах

 «Мы фактически вернулись к древнегреческому театру»: художественный руководитель театра-студии «KRUG_И» о спектакле Captum 21 и творческих экспериментах

18 июня 2021 года, прямо перед уходом на летние каникулы, команда театра-студии «KRUG_И» показала спектакль, сценарий к которому был написан лингвистической нейросетью. Актеры читали созданный ИИ текст, а зрители должны были реагировать на все происходящее в специальном телеграм-чате. В преддверии нового театрального сезона журнал «Сом» публикует интервью с художественным руководителем театра Иваном Аникеевым. Поговорили о драматургическом потенциале искусственного интеллекта, новой театральной эстетике и о том, понравились ли публике сценические эксперименты.

Слова: Анна Пастухова
Снимки: архив театра «KRUG_И»

«Продолжить», «продолжить», «обновить»

Captum в переводе с латыни – «постигать». Я считаю, что это хорошо коррелирует с тем, что нейросеть сейчас находится в процессе сбора информации о человеческой жизни. Она улучшается, совершенствуется разработчиками — например, та же Алиса или Google Ассистент. Ну а числом «21» мне хотелось немножечко вернуть нас в наше время, подчеркнуть то, в каком состоянии мы находимся сегодня.   

При создании спектакля мы обратились к лингвистической нейросети и рандомно вбросили слова — нажимали «продолжить», «продолжить», «обновить», и из этого складывался текст. Сначала стилизовали его под драматический вариант, потом под художественную прозу и так далее. Получались предложения, которые хоть и были полностью сгенерированы нейросетью, но удивительно точно попадали в сегодняшние реалии. 

Основная задача спектакля – дать нейросети возможность выступить перед зрителями. Представить, как бы это выглядело, и о чем бы она говорила. Актеры же в данном случае – это скорее просто функция, играть особо ничего не нужно. Ребята выходили, взяв планшет, и читали текст, который им предложила машина. Таким образом мы дали творческое время нейросети на сцене, не отвлекая публику чем-то еще.

Зрители, глядя на это всё, рефлексировали в телеграм-чате. Его наличие, кстати, было важным элементом нашей постановки. Сначала зрители прикрывались всякими мемами и стикерами, но ближе к середине спектакля они начали раскрываться — давать волю эмоциям. Здесь мы работали с чистой воды психологией, а не зрелищными сценами, например. Было очень интересно дирижировать разными эмоциями, в том числе такими, как отвращение и даже ужас.

Больше новой театральной эстетики и меньше пафоса

Это еще не все новшества. У нас, например, тут есть прекрасный театральный зал со сценой, бархатными креслами, куда люди приходят, откидываются на спинки и отдыхают от жизни. А мы решили – вот хрен вам! Пускай в этот раз сядут на не самые удобные стульчики в полутемной комнате, будут наблюдать перформеров почти впритык и чатиться в телеграме — почему бы нет? Например, где-нибудь в Европе такие спектакли — это не редкость. Мне кажется, это новая театральная эстетика.

Для актеров в этом есть свое испытание. Они прошли через классическое театральное образование. Многие из них учились в Институте культуры, где воспитывается супервозвышенное отношение к театру — типа, ты должен класть всего себя на алтарь великого искусства и вот это вот все. Хотелось бы убрать этот пафос и сделать то, что волнует людей сегодня. В этом поклонении великим театрам и спектаклям прошлого мы забыли о сегодняшних людях, о новых технологиях, гаджетах и так далее.

Ожидания, реальность и планы на будущее

Думал, что половина просто встанет и уйдет. Я видел некоторые эксперименты, например, на той же Неделе современного театра в галерее «Виктория». Там некоторые люди откровенно не понимали, что происходит и могли уйти, потому что это было против их внутренней этики — они просто не привыкли к такому действию. А здесь все сидели, улыбались и смеялись. Я думаю, всем было очень комфортно, и это для меня удивительно. 

Осенью 2021 года мы обязательно повторим спектакль. Основные тексты в новом сезоне мы, скорее всего, оставим такими же, но может быть что-то и дополним. Я точно не знаю, как это все изменится, но основную канву мы оставим ту же. Также мы ждем предложений от других креативных пространств. Мы не из тех, кто закрывается в своем помещении от всего мира, и даем возможность привлечь на свои площадки новый интересный контент.

Еще мы планируем запустить спектакль в инстаграме. Он будет состоять чисто из постов в нашем аккаунте — без трансляций. История будет разворачиваться как сериал в соцсети: дневник человека, литература и интернет. Думаю, будет очень интересно!

Вообще я понял, что нейросеть довольно мощный драматург. Если бы мы задействовали все тексты, которые у нас с ней получились — мы бы все были уже в тюрьме. Шучу. Но эта борьба пространства и замысла очень интересная. И я думаю, это все повлияло на людей. А если, предположим, мы будем показывать спектакль в другом пространстве? Это создаст новый контекст, и эксперимент войдет уже в совсем другую стезю.

Нейросеть, драматургия и древнегреческий театр

Скажите, что главное для драматурга? Создавать новую эстетику, говорить о проблемах большинства, вручать рупор маленькому человеку и быть актуальным! Все это есть у нейросети уже сейчас. В будущем, мне кажется, она сможет заменить драматурга. Это прекрасно. Это беспрецедентно! 

Но есть еще и другая мысль. Только человек имеет мораль, поэтому он может быть пристрастным. Иногда кажется, что самое главное в этом мире — быть пристрастным. А вот у нейросети нет страстей — она цинична. Все предложения в ее текстах холодные, она насмехается над тем, что для человека так важно: над его взглядами на мир, красотой, понятиями о свободе, чести, любви и, самое главное, над его страстью.

Таким я вижу современный театр. Ты не просто купил билет, оставил шубу в гардеробе и сидишь расслаблено в бархатном кресле. На Captum 21 мы видели, как люди смеялись, напрямую выражали свои эмоции — мы фактически вернулись к древнегреческому театру. Народ был максимально вовлечен: кто-то негодовал, кто-то прикалывался, а кто-то всерьез обсуждал происходящее. Вот таким театром мне интересно заниматься!

Похожие записи

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *