«Самарцы должны спасти мир»: молодые драматурги о городе, поисках провинциальной идентичности и волжских легендах

 «Самарцы должны спасти мир»: молодые драматурги о городе, поисках провинциальной идентичности и волжских легендах

В марте 2020-го независимый театр «Место действия» анонсировал проект «Это Самара», в рамках которого должны были пройти три спектакля по пьесам, написанным современными российскими драматургами и основанным на их впечатлениях от нашего города. Из-за пандемии коронавируса перформансы были перенесены, однако авторы успели окунуться в местную атмосферу и написать тексты о жизни на Волге. Мы связались с ними и узнали, что они искали на Металле, в чем парадокс Волгаря, и почему в Самаре хочется влюбляться. 

Слова: Катя Мокшанкина
Рисунки: Валерия Ильина

Сергей Давыдов, Самара

Автор пьесы «Летсплей»

Летом 2019 года ко мне обратились Ксюша Аитова (журналист, эксперт «Золотой Маски» — «Сом») и Артем Филипповский (режиссер, худрук театра «Место действия» — «Сом») с предложением поучаствовать в проекте «Это Самара». По задумке, участники этой драматургической лаборатории должны были написать пьесы, связанные с городской средой, а местные театры их поставить. 

На локальных пьесах я съел собаку — писал и про Северную Осетию, и про Калугу, а спектакль Лизы Бондарь «Тверь-Тверь» по моей пьесе номинирован на «Золотую Маску» в 2020 году. Эти постановки очень помогают зрителю в определении локальной идентичности, которая до поры дремлет внутри. Потом она вылезает неожиданными кульбитами, что мы могли наблюдать и в Кемерово, и в Екатеринбурге, и в Шиесе. Это не только протестные движения, а вообще любые общественные инициативы. Чтобы консолидироваться и действовать нужно понимать, почему мы здесь, и что нас объединяет. 

Чтобы консолидироваться и действовать нужно понимать, почему мы здесь, и что нас объединяет. 

В Самаре приглашенные драматурги пробыли пять дней, и все это время мы с кураторами таскали их по городу. У нас была обязательная программа: краеведческий музей, галерея современного искусства «Виктория», набережная. Но автору мало музейной фактуры, чтобы написать пьесу, даже если она историческая — ему нужно дышать воздухом современности. Поэтому они, например, побывали у меня в гостях в Кошелеве. Мы ели домашний лагман, а я рассказывал, какая у нас тут жизнь: то мочат кого-то под окнами, то мы все вместе решаем проблемы района. 

Еще ездили на Безымянку, где Андрей Олех провел нам великолепную экскурсию по району с историями из своей жизни. Ирина Саморукова (литературовед — «Сом») в музее Модерна рассказывала о Самаре ее молодости. В общем, географию освоили широко, а у парадной части города не было приоритета перед обычной, «мирской». Показали все: и прекрасное сияющее прошлое, и маргиналию настоящего. До проекта я написал уже несколько стихотворений про Кошелев. Но меня не оставляла идея воспеть и другие жилые районы за гранью города и здравого смысла. Замысел был давно, а с проектом «Это Самара» появился и повод. Я для себя сразу решил, что не хочу писать про самарское купечество, молодость Пешкова или другую фигню, которая и так вдоль и поперек исхожена и не имеет никакой связи с современностью. Меня интересовала новая фактура. 

Например, современные жилые районы, одинаково устроенные по всей стране. Вот стоят «Магнит», «Пятерочка»… И больше ничего на километры вокруг — картина, напоминающая колонию на Марсе. А какая драматургия прослеживается в районе «Волгарь»? Это же парадокс! В так называемом «экограде» ужасная ситуация с экологией, а НПЗ воняет так, что мама не горюй. И жители искренне офигевают: мол, святая касалетка, мы приехали сюда, чтобы детей растить, а вместо этого задыхаемся каждую ночь от сернистого газа. И эта проблема, на самом деле, гораздо шире тягот людей с «Волгаря» — это всероссийская подмена понятий, оруэлловский язык с его двоемыслием. И еще важный вопрос — можем ли мы влиять на ту среду, где оказались? И мне захотелось написать пьесу о том, как все хорошие победили всех плохих. 

Читать пьесу

Серафима Орлова, Омск

Автор пьесы «Заречные материалы»

До проекта я не была в Самаре ни разу, а все, что слышала — миф о какой-то особой волжской атмосфере. Когда летом Сережа Давыдов спросил, будет ли мне интересно написать пьесу о Самаре — я согласилась. Организаторы лаборатории специально выбрали одного местного драматурга и двух иногородних, чтобы наши пьесы получились максимально разными.

За неделю мы познакомились с Безымянкой, ходили по центру, были возле дома, где, по преданию, произошло знаменитое «стояние Зои». Меня поразил богатый архитектурный ансамбль города. У нас в Омске из старинной архитектуры сохранено полторы улицы, а здесь выжило столько модерна. У Самары есть свое лицо! Оно не приглаженно-зализанное, не помпезное, но, при этом, не похожее на Москву или Питер. Всем друзьям, кому я рассказываю о Самаре, советую перестать планировать отпуска в столице, а посмотреть что-то совершенно новое.

У Самары есть свое лицо! Оно не приглаженно-зализанное, не помпезное, но, при этом, не похожее на Москву или Питер.

Еще мы общались с Ильей Саморуковым, благодаря которому я открыла богатейшую ветку современных художников. Он рассказал про основные группировки и про любопытную «вражду» между ними. Также мне удалось сходить на поэтический вечер, в котором участвовали самарские художники и перформеры. Все это повлияло на сюжет моей пьесы. Например, прототипом главного героя стал один из молодых самарских художников — Кирилл Флегинский из арт-группировки «НуМыЖы».

Знакомясь с городом, мы все время натыкались на его больные точки. Например, я узнала о шокирующих событиях в похоронном бизнесе Самары (история c гробом у Дома Правительства — «Сом»). Так как в моем тексте много потустороннего, эта тема органично в него вписалась. Из исторических фактов меня сильно вдохновила история Самарского КомУча  (правительство, созданное в Самаре 8 июня 1918 г., после захвата города чехами — «Сом»). Оказывается, на этой территории в период Гражданской войны недолго, но существовало государство, альтернативное СССР.

Когда в написании пьес про города участвуют современные молодые драматурги, в итоговом материале обычно получаются максимально неконъюнктурные вещи. Люди ищут свою идентичность — для культуры, искусства, театра это один из важнейших вопросов. Мышление у современного человека одновременно и глобалистическое, и направленное вглубь себя. Мы ищем свое лицо — хотим увидеть себя в зеркале сегодняшнего дня, исследовать и препарировать существующие проблемы с помощью искусства. Если наша жизнь сложная, если она нас не устраивает, то почему мы все еще здесь — это нужно исследовать и обсуждать. 

Скачать пьесу

Маша Конторович, Екатеринбург

Автор пьесы «Слоны плывут по Волге»

До проекта мне было мало что известно о Самаре. Знала только, что тут Волга течет, а в остальном у меня с географией и городами плоховато. Поездка на проект «Это Самара» была просто суперская — образовательная, с музеями и галереями. Еще мы зависали в барах и ходили по дворам, общались со всеми более-менее значимыми для культурной жизни города людьми и с простыми горожанами. Мне здесь очень понравилось: ощущение не как от шумного миллионника, а, скорее, как от маленького, очень провинциального и уютного городка, в котором все друг друга знают. Я такое люблю. 

Сначала для пьесы я выбрала довольно странный сюжет — мне казалось, что самарцы должны спасти мир. Меня на это натолкнул музей «Самара Космическая». Потом я поняла, что должна быть простая история про любовь — здесь очень все красивенько, поэтому в городе так хочется влюбиться. Мне очень понравилось просто гулять по Самаре туда-сюда, и я написала о том, какая Самара клевенькая, как тут прикольно. И еще про Волгу — это моя отдельная любовь. Писала текст, сидя в Екатеринбурге перед гугл картой, прокладывала маршруты и высчитывала, откуда и из какого здания у меня идут герои. 

Потом я поняла, что должна быть простая история про любовь — здесь очень все красивенько, поэтому в городе так хочется влюбиться.

Круто, что такие проекты появляются! Благодаря интернету мы перестали быть сверхцентрализованными ребятами, которые во всем равняются на Москву. Мы пытаемся понять, что происходит в наших городах. И вдруг оказывается, что не только в Москве и Питере есть жизнь — она везде. И хочется, чтобы люди перестали лезть в эти столицы дурацкие, ведь Россия такая огромная, и все города заслуживают остаться в истории. 

Скачать пьесу

Похожие записи

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *