«Встречают нас обычно как внуков»: три истории волонтеров, помогающих пенсионерам и инвалидам в период пандемии

 «Встречают нас обычно как внуков»: три истории волонтеров, помогающих пенсионерам и инвалидам в период пандемии

В марте 2020-го ВОЗ объявила о начале пандемии коронавирусной инфекции, и тысячи самарцев были вынуждены самоизолироваться и привыкать к новым условиям жизни. Самыми беззащитными перед новым вирусом оказались пожилые люди, на долю которых пришлась большая часть всех смертей от COVID-19. Следуя рекомендации оставаться дома, некоторые пенсионеры оказались отрезаны от госучреждений, магазинов и аптек. В этот период их жизнь, по сути, оказалась в руках волонтеров. «Сом» разыскал нескольких добровольцев и расспросил их о трудностях работы с пожилыми людьми и счастье почувствовать себя героем.

Слова: Ксения Частова
Снимки: личный архив героев материала

Иван Скворцов

Волонтер акции «Мы Вместе», сотрудник доставки

Я всегда был активным парнем. Зная об этом, мой приятель попросил меня в прошлом году помочь на одном мероприятии в рамках проекта «Живая память». Мне это понравилось. Так я стал волонтером Самарского Дома молодежи. В апреле, когда весь мир уже охватила эпидемия коронавирусной инфекции , я узнал об акции «Мы вместе» и просто не смог остаться в стороне. Идея акции заключалась в безвозмездной доставке продуктов пожилым людям, которым было рекомендовано не выходить из дома без крайней необходимости. Я с радостью согласился участвовать: представляю, как это, когда ты заключен в собственной квартире и не имеешь возможности выйти.

Я занимался развозом гуманитарной помощи: продуктов и хозтоваров, а также помогал пожилым людям в уходе за домашними животными. Например, отвозил питомцев в ветеринарную клинику. В моей зоне ответственности были Железнодорожный, Советский и Промышленный районы. Как только в штаб поступали заявки от пожилых людей, проживающих там, я брался за работу. Часто за помощью обращались мужчины и женщины, у которых не было внуков. Некоторые имели проблемы со здоровьем, делавшие их маломобильными. Например, одна женщина сетовала на запрет нагрузок: ей недавно сделали операцию на грудной клетке. Кто-то вообще не имел возможности передвигаться самостоятельно.

Иногда помогал соседям: уже не по чьей-то наводке, а по их личной просьбе. Хотя и в штабе тоже было много работы. Заявки сыпались в таком количестве, что нам приходилось трудиться по несколько смен. В день могло прийти по 300 заданий. В результате на одного волонтера приходилось и 20, и 150 заявок. Благо, я располагал достаточным количеством времени: в период действия жестких ограничительных мер студентов нашего университета перевели на дистанционное обучение. С пар, которые проходили в режиме онлайн, иногда можно было уйти. Стоимость проезда добровольцам штаба компенсировали. 

Благодарность людей, которым ты только что оказал помощь, и осознание того, что ты сделал хорошее дело, заряжали новой энергией

Разумеется, работа волонтером отнимала много сил. Но благодарность людей, которым ты только что оказал помощь, и осознание того, что ты сделал хорошее дело, заряжали новой энергией. Друзья и знакомые отнеслись с большим с уважением к моему занятию. Некоторые становились помощниками штаба, когда его члены не справлялись с возникшей нагрузкой. Двое моих друзей после такого случая решили продолжить волонтерскую деятельность в дальнейшем. 

Со временем, правда, все утихло, люди стали смелее, а новых заявок — куда меньше. Но я все равно вижу необходимость в таком штабе. Всегда будут пожилые люди, которым нужна помощь. Была идея продолжить эту деятельность и после снятия всех ограничительных мер. Кто-то с этой инициативой даже доходил до администрации города, и ее рассматривали. Но что решили по итогу — неизвестно.

Ольга Рукавцова

Волонтер благотворительного фонда «Старость в радость»

Благотворительный фонд «Старость в радость» оказывает помощь пожилым людям, одиноким инвалидам и тем, кто попал в трудную жизненную ситуацию. Он существует довольно давно и ведет свою деятельность в 40 регионах страны. Я стала волонтером фонда в 2014-2015 году. Это вышло случайно. Помню, раньше собирала у коллег и знакомых различные вещи для домов престарелых: украшения, духи, носки, платки… Кто что пожертвует. Все это отвозила координатору фонда «Старость в радость» в Приволжском регионе Алене Лочехиной. Но однажды случилась пауза: на какое-то время меня увлекли дела, и я не занималась благотворительностью. И как-то после перерыва подумала: «Давно я не делала ничего хорошего!». А потом увидела пост фонда вконтакте, где было написано, что нужны добровольцы на мероприятие. Я съездила и втянулась. Со временем Алена предложила мне стать куратором Чапаевского, Дубово-Уметского и Тольяттинского пансионатов. Я с радостью согласилась.

В «мирное» время примерно раз в квартал я организую поездки в эти пансионаты. Начинаю со сбора подарков каждому постояльцу. Это несложно: я знаю всех по имени, их нужды, пожелания. По пакетикам расфасовываю вещи, которые необходимы моим «подопечным», добавляю сладости и что-нибудь «для души». Например, если бабушка модница, то ей можно привезти какое-нибудь украшение. Или, возможно, на прошлой встрече с волонтерами дедушка рассказывал, что его сделают счастливым новые тапочки. Их и привезем. Если тапочек не найдется на складе фонда — пишем пост вконтакте, люди откликаются. Затем я собираю команду из волонтеров-автомобилистов и рядовых добровольцев для поездки в пансионат. Бывает, берем с собой и артистов: певцов, танцоров, фокусников. Пожилым людям нравятся наши концерты. Помню, в каком восторге мои «подопечные» были от номера девочки с дрессированной собачкой! 

По приезде в пансионат я координирую деятельность волонтеров, чтобы никто не сидел без дела. Нужно подойти к каждому постояльцу, посидеть с ним хотя бы несколько минут, посмотреть в глаза, подержать за руку, спросить, что тревожит. Общаемся и с директорами этих учреждений: они могут подсказать, если постояльцам что-то нужно. К примеру, сломалась стиральная машинка, а денег в бюджете учреждения на нее нет. Тогда мы берем инициативу в свои руки: фонд выделяет средства на обновку или открывает «лейку» — то есть сбор денег. 

Нужно подойти к каждому постояльцу, посидеть с ним хотя бы несколько минут, посмотреть в глаза, подержать за руку, спросить, что тревожит

Сейчас из-за пандемии пансионаты закрыты для посещения волонтеров. Поэтому мы отправляем подарки с добровольцами, которые едут мимо, или к нам от пансионата приезжает машина. Очень не хватает общения с постояльцами. Поэтому мы сейчас проводим специальные видео-мосты: почти каждую пятницу собираемся в Zoom и веселимся: поем, болтаем, проводим частушечные баттлы. Еще записываем видео-приветы — минут на 20. У нас есть волонтер, который может их монтировать. Пожилые люди смотрят и радуются. Эта программа у нас называется «Мы рядом». 

Конечно, большинство пожилых людей не умеет пользоваться смартфоном и интернетом, но в этом им помогают сотрудники пансионатов. Иногда и директоры помогают. Правда, далеко не все пенсионеры присоединяются к нашим пятничным вечерам — им хочется именного живого общения. Мы пока не можем себе этого позволить, но бывают исключения. Однажды решили проблему таким оригинальным способом: когда было тепло, организовали «подзаборный» концерт. Приехали в Чапаевск, остановились за забором рядом с пансионатом. Его жители вышли на улицу, а мы включили музыку и начали петь, передавать приветы и узнавать, как дела. 

Думаю, даже несмотря на вынужденную разлуку, о нас не забудут. Пожилые люди настолько привыкают к волонтерам, что встречают нас обычно как внуков. Собирают гостинцы, справляются о наших делах, переживают. То есть они нас помнят, любят и очень ждут. 

Николай Куликов

Волонтер акции «Мы вместе», сотрудник колл-центра

Об акции «Мы вместе» я узнал через знакомых — тоже волонтеров. Как студенту медицинского колледжа, мне оказалась близка тема оказания помощи людям. Поэтому я нашел время, чтобы приехать в волонтерский штаб и узнать, чем могу быть полезен. Тут, кстати, были и студенты психологического факультета, которые сочли, что такая работа — хороший шанс приобрести необходимый профессиональный опыт. Все новобранцы проходили специальное обучение. Как работникам колл-центра, нам объясняли алгоритмы, которые позволят выяснить потребности обратившегося к нам, верно записать адрес. Еще волонтерам рассказывали, как завести беседу, учили обрабатывать и передавать полученные данные.

Мы работали посменно — по 5-6 часов. Это было удобно: кто-то приходил после учебы, кто-то — перед занятиями. В числе волонтеров были и работающие люди, которые тоже находили время на то, чтобы сделать хорошее дело. Мы сидели в шахматном порядке, на необходимом для безопасности расстоянии друг от друга, и, конечно, в масках. Заявок было очень много, но добровольцы справлялись. Иногда поступали звонки с вопросами, которые не относились к нашей компетенции: например, с просьбой подсказать, можно ли выходить на улицу, или уточняли, что делать, если проезд по транспортной карте оплачен, а выходить из дома нельзя. Мы такие запросы решить не могли, но подсказывали собеседникам, куда с ними можно обратиться. 

Иногда люди звонили в надежде получить моральную поддержку, но, к сожалению, мы не всегда могли ее оказать —  часто не хватало на это времени. Поэтому ребята из колл-центра переводили таких на горячую линию, где специалисты оказывали психологическую помощь. В перерывах у нас было немного времени, чтобы подкрепиться: нас кормили спонсоры. Вообще, складывалось ощущение, что делалось максимум, чтобы волонтерам было комфортно на рабочем месте. 

Чувство, что ты кому-то помог, а не остался в стороне — радовало

На данный момент штаб продолжает работать, но уже без меня. При этом загруженность волонтеров не уменьшилась — даже выросла. На данный момент я переключился на другую работу, которая больше соответствует моей специальности: помогаю лечить заболевших коронавирусом. Но о волонтерстве в колл-центре вспоминаю с теплотой, ведь желание там работать шло от сердца. 

Чувство, что ты кому-то помог, а не остался в стороне — радовало. Особенно запомнился звонок мужчины с хроническим сахарным диабетом. Он рассказал, как попросил соседей купить ему в аптеке инсулин. Те пообещали помочь, но в результате не смогли. Время шло, а мужчина оставался без жизненно важного лекарства. Тогда я передал информацию выездной группе волонтеров экстренного реагирования, и они быстро привезли ему необходимый препарат. После этого я снова связался с мужчиной и выяснил, как у него дела. И как же было здорово узнать, что с ним все в порядке.

Похожие записи

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *